Экс-генконсул Грузии в Одессе Нишнианидзе: Если бы я не родился грузином, то хотел бы быть украинцем

  Интервью

Волонтерство в Украине приобрело массовый характер с 2014 года и по сегодняшний день и является одним из главных источников помощи для военных на Востоке Украины. Волонтеры возили и продолжают возить на передовую для бойцов АТО амуницию, продукты питания, средства гигиены, а также стараются не забывать про духовное развитие военных.

Редакция «MoreNews» пообщалась с экс-генконсулом Грузии в Одессе Тимуром Нишнианидзе, который после работы в дипломатической сфере, не покинул Украину, а отправился на Восток в качестве волонтера. Чего он добился? С какими проблемами столкнулся? Пойдет ли служить на Восток? Об этом он рассказал в интервью «MoreNews».

Изначально хотелось бы узнать почему после работы дипломатом Вы занялись соцпомощью в зоне АТО?

Вы знаете, наверное, здесь надо смотреть в корни моего воспитания, традиций в которых я воспитывался. Меня учили так, что всегда нужно заниматься тем, извините за не дипломатическое выражение, «что тебя вставляет», от чего ты кайфуешь. Для меня это та работа, где ты представляешь интересы своей страны. Для меня было честью, когда одну свою родину представлял (ред.: Грузию), в другой своей родине (ред.: Украина), потому что мне иногда сложно различить где мне живется комфортней. Это две страны которым я принадлежу.

Мне очень нравилась работа в дипломатической службе, я себя вообще не вижу в политике. После смены власти в Грузии было принято решение что ряд дипломатов поплатились своей работой, из-за новой политики министров. У меня после этого была маленькая пауза и я после этого решил уехать на учебу в Англию. Чем занять вакуум если не работаешь, для меня это однозначно учеба.

Но учебе помешала революция в Украине. Как сейчас помню, что 4 декабря я прилетел в Киев. Я всегда вспоминаю слова моей любимой Леси Украинки, а она говорила: «Если бы я не родилась украинкой, я хотела бы родиться грузинкой». А я всегда перефразирую эту фразу: «Если бы я не родился грузином, то хотел бы быть украинцем». Поэтому, когда в Украине идут какие-то события, то для человека, который эту страну любит, должен поставить свое плече. Поверьте, это не пафосные слова. Я понимал, что если нет у меня той работы государственной, то однозначно нужно нырнуть и за эту нишу, которая появилась – волонтерства, социальных проектов, там, где не дорабатывало государственные институты, которые были очень слабы.

Сказать, что я знал, чем заниматься был таким крутым, нет, я учился вместе со всеми. Но потом к великому сожалению у меня была пауза мне пришлось уехать снова, я выпал из самой активной фазы социальных проектов это 2014-2015 год.

По семейным обстоятельствам. После я решил продолжить то что начал в Украине так как события не прекращались и лучше не становилось. В 2015 году я решил вернуться в Одессу. Буквально через пару месяцев мне было предложено возглавить один из благотворительных фондов «На благо Одессы». Ни сразу честно говоря, я был в восторге, но я согласился. Я очень признателен тем людям, которые делегировали мне те полномочия, я по сегодняшний день руковожу тем фондом.

Меня всегда отец учил: «Никогда не пытайся заработать много денег». Я тогда этого не понимал. У нас тогда в Грузии были такие сложные времена, когда в школе в столовой были только хлеб с котлетой и были огромные очереди. У каждого была мечта ее купить. Я тогда думал, в меру своих мыслей, как это так, я же хочу котлету кушать в школе, если я не буду зарабатывать деньги я же не смогу котлету кушать. Я тогда не мог больше ни о чем думать. С годами достигая что-либо я понял ценность этих слов.  От денег люди не богатеют. Старайся находить новых людей, дружить с ними, и ты морально будешь обогащаться.

В Украине были те времена, когда нужна была помощь, и когда можно было встретить много прекрасных людей. Я конечно мог пойти работать в какую-то кампанию с большим офисом с рабочим временем с 9:00 до 18:00 и создавать семью, но я себя не видел в этой сфере.

Один из проектов которым я сейчас занимаюсь это «Передвижная библиотека на колесах». Это то от чего я просто кайфую и тащусь!

Откуда такая любовь к Украине?

В 1999 году будучи курсантом 3-го курса МВД Грузии, кстати был страшным заучкой (ред.: смеется), в первых числах сентября месяца меня вызывает ректор академии. Я шел с дрожащими руками, ректор у нас серьёзный пожилой человек, генерал, бывший министр Внутренних дел Грузии, короче говоря мощная фигура. К нему заходя тридцать раз крестились (ред.: смеется). Я никогда не был у него в кабинете сам, только видел издалека на каких-то мероприятиях. Сразу мысли, где я мог провинится, вроде заучка. Я только зашел к нему, и он мне с порога: «Ты знаешь, что ты едешь в Украину?». Я говорю, я об этом только услышал.

В 1997 году Украина начала активно работать с Грузией по обмену опытом, обмена курсантами. Самое проблемное место в сфере образования было в области экспертов-криминалистов. Эксперты в данной области воспитывались в Украине, России и Беларуси, поэтому оказалось, что Грузия осталась без молодых специалистов. В 1999 году Украина дала зеленый свет, у нас собрали 14 первокурсников, а им же 14 баранам нужен один старшина, им оказался я. В итоге я попал с 3-го на 1-й курс, потерял два года.

Мама была против из-за того, что я теряю два года того что уже проучился. Кстати, направляли нас в три страны, надо было выбрать – Украина, Турция и Россия. Почему, Украина? У моего двоюродного брата жена из Украины. Я тогда не знал Украину, но знал Яну. Я настолько влюбился в нее, она такая уникальная женщина, я понимал, если она такая хорошая, значит в Украине все такие хорошие.

Поэтому мой выбор был однозначный, потому что Яна оттуда. В дальнейшем Яна меня крестила, и любовь к моей крестной переросла в большую любовь к Украине. Я всегда говорю, если я чего-либо достиг, если я что-либо имею это однозначно благодаря Украине.

Если вернуться к социальной помощи, то чем планируете заниматься дальше, может есть какие-то проекты, которые Вы хотите реализовать?

Проектов и мыслей очень много. Просто мешают определённые процессы, а именно тот груз, который возложили на мои хрупкие плечи, но я стараюсь достойно его нести. Это, по-моему, 6 уголовных дел, у меня математика не всегда была хорошая, а в подсчётах уголовных статей я иногда путаюсь. Уголовный расследования и политические заказы безусловно мешают. Самый любимый проект, который я сейчас веду это «Библиотека для АТО». Скажу в двух словах почему именно этот проект.

Когда я принял решение, что я своей командой не иду в политическое оппозиционное движение, потому что оно мне не интересно это раз, во-вторых, я не был политиком и не хочу им быть, и в-третьих, если я бы даже хотел, я на это не имею право, потому что я гражданин Грузии.

Я решил не сидеть в Одессе или Киеве, а поехать в АТО, для того чтобы лучше понять, что этим ребятам нужно. Раньше ко мне просто обращались люди или волонтеры и я предоставлял помощь. За средства фонда я купил 4 квартиры АТОшникам. Всего кстати, бюджет фонда под моим руководством – 40 миллионов гривен за последние 2 года. Это достаточно немаленькие деньги. Переехал туда, и как раз пребывая в первые дни в Павлополе, это место дислокации 59-й бригады, там, где служит мой дорогой друг Сергей Гуцалюк.

Это было как раз в канун книжного фестиваля Киевского, я скупился, взял какие-то свои любимые книги. Думаю, приеду будет время почитаю. Приехал, летом, классная погода, разлегся в посадке под деревом лег почитать. И какое было мое удивление, ребята ходят мимо, они несут службу. Один спрашивает, что я читаю, второй спрашивает. Я не мог подумать, что им это будет интересно. Они начали просить, когда дочитаете книги можете оставить мы вам вернем, когда следующий раз приедете. Я говоря конечно. Я оставил им тогда около десятка книг. Тогда у меня родилась это идея. Я понял, что на передовой есть интеллектуальный голод. Тем более сейчас, когда нет таких активных фаз как в 2014 году.

Я думал, почему у ребят, которые демобилизуются есть большие проблемы с социализацией. Я знаю много примеров, когда ребята не могут найти общий язык с друзьями и семьей и снова призываются и идут на фронт. Это кстати проблема государство, которое не дорабатывает. Тогда у меня родилась идея разнообразить быт этих ребят.

Я хотел бы заниматься развитием этого проекта. Я уже в районе 4 тысяч экземпляров развез от Широкино до станицы Луганска. И вторая идея проекта — это творческие вечера на фронте. Что имеется в виду. Чтобы сами писатели посещали прифронтовые города и презентовали свои книги ребятам. Речь идет о Даниле Яневском, Киприане и многих других. Проблема в том, что на самом деле малый процент читает книги на фронте и нужно их каким-то образом «раскачигарить». Одно дело, когда я привез книги и оставил им на полке, а другое, когда приехал писатель подписал ее, сам подарил. Стараюсь связаться с теми авторами, которые пишут на украинскую тематику ОУН, УПА.

Вы сказали, что раздали около четырех тысяч экземпляров книг. Откуда эти книги? О чем они?

Когда я начинал этот проект мы начали с Одессы библиотеки Грушевского, написали о старте проекта на Фейсбуке, мои друзья поделились ссылкой и таким образом о нем узнали многие люди. Я не знал, как все будет, я сказал давайте попытаемся собрать за 10 дней тысячу книг. И моё было удивление, когда за 6 дней 1200 только в Одессе.

В то же время мы понимаем, что идет сбор не только в Одессе. В итоге мы сделали три пункта сбора: Одесса, Киев и Львов. В каждом городе есть по два координатора, где участвует известный одесский активист Сергей Стерненко.

В Киеве Соломия Бобровская и Тарас Буйко, во Львове Рома Баховский и Швец. В Киев и Одессу я приезжаю сам забираю, а Львов отправляет в Донецкую область по Новой почте, я его принимаю и потом развожу по объектам. Ни одна книга пока что не была куплена, и на данный момент есть собранных уже тысяча книг.

Конечно приходиться цензуровать книги, потому что иногда старые люди, одухотворенные проектом, несут все подряд. Если я такие книги привезу на фронт мне их на голову наденут. Мы же не скажем людям то неси, а то нет, люди несут то что у них есть. Такой литературы процентов 5.

Что это за литература?

Русскоязычная, пропагандистская. Не совсем подходит по формату.

Запрос такой, это литература о военной тематике, историческая литература, и классика как украинская, так и русская. Русский язык – богатый язык. Конечно это нежелательно, но в итоге получается 50% на 50%.

Что касается авторов и их книг, то это новые работы, которым 1-2 года, то их нужно выкупать у издателя, который их публикует. Есть небезразличные люди, которые могут себе позволить выкупить, к примеру 100 экземпляров.

Я так понимаю, что Вы довольно часто бываете в зоне АТО.

Не то что часто я там бываю практически постоянно. Это основная моя точка дислокации. Я выезжаю только по необходимости в Одессу или Киев.

Вы близко коммуницируете с людьми, которые там находятся. Она наверняка Вам рассказывают какие-то свои истории, переживания. Им необходимо делится переживаниями… Может есть какие-то вещи, которые запомнились, и Вы могли бы о них рассказать?

Да, безусловно рассказать есть что. Проблем достаточно много. Допустим интимного характера о которых рассказывать не стоит. Самая большая проблема, я считаю, с обеспечением. Ну к сожалению 4-й год войны, а проблемы всё-таки есть. Конечно не сравнить 2014 год и 2017, потому что оснащения конечно заметно улучшились, но есть все еще недоработка: по одежде, тех оснащение, по питания в принципе нет проблем, все нормально.

Но есть то что меня задело, и я уже пару месяцев об этом думаю. В Донецкой области я останавливался с ребятами жил три дня. Один из парней говорит мне, у меня есть проблема, с которой я столкнулся, и изучая эту проблему оказалось, что не только я в такой ситуации. Я сначала не понял в чем именно проблема, а он говорит проблема с разводами. За последние два года официальная статистика разводов военнослужащих 8 тысяч слушаний за два года. Женщины не выдерживают ставят ультиматум мужьям, поэтому такая статистика. Это мне рассказал человек, который юрист, и который сам сейчас находится в такой ситуации.

Тут есть две крайности, одна в том, что, когда в стране идет война — это долг любого гражданина пойти воевать, а с другой, это семейные узы, что тоже является ценно. Но как поставить две эти ценности на весы? Когда парень говорил, он чуть не прослезился. Говорит, неужели нельзя чтобы через каждые 10 дней придумать отпуска на два дня домой. То есть за 10 дней она не столько впадает в депрессию как за полгода.

Это, наверное, одна из всех проблем которая меня больше всего задела, я много об этом думаю, но если спросить пришел ли я к чему-то? Нет. Единственное, что я думал, так это если бы была возможность сделать какой-либо социальный проект, запустить ролик по телевидению под правильным контентом. Или разработать не то что законопроекты, нормативный акт, чтобы были эти отпуска всё-таки.

Какие просьбы поступают чаще всего?

Больше всего бывают просьбы приземленные, банального характера. Я последний раз, когда выезжал, услышал крик, остановился. Спрашиваю у ребят что случилось? Они говорят нам нужен генератор, бензопила, так как скоро похолодает он живут на улице нет ни света, ни газа, ни воды, ничего. Поэтому они рубают дерево и топят костры. Только за последние полгода я туда завез две бензопилы, а генераторов штуки три, а просьбы не заканчиваются.

Была, например, просьба, купить 11 километров кабеля. Я удивился, говорю зачем столько? Это территория где нет связи, штаб находится через 4 километра, и они не могут элементарно зарядить телефоны, и для этого они дежурят раз в 2-3 дня, кто-то собирает все телефоны и рации, 4 километра идёт по полю пешком, а поле простреливается сепаратистами.

Это отражается на эффективность ведения боя и понижается обороноспособность.

Я еду на Одесский кабельный завод, к владельцу которого я знаю благодаря своей службе, кланяюсь ему, он дает команду. В Эпицентре метр такого кабеля стоит 16 гривен, а он мне дает по себестоимости по 10.70, потом я иду к моему дорогому другу компания «Рисоил» в Ильичевском порту, прошу Шота, говорю мне очень надо, он покупает кабель у Одесского завода, 150 тысяч гривен извините меня. Я завожу на Донбасс, и весь батальон счастливый, ведь у них есть свет. Это было 3 месяца назад.

Три недели назад во время обстрела загорелись поля и два километра сгорело, он мне звонят и говорят нужно ещё два километра кабеля. С одной стороны, это халатность.

В позапрошлом году я завозил 26 километров кабеля, рации, видеокамеры, огромные плазмы, для того чтобы они вывели камеры видеонаблюдения, компьютеры, принтеры цветные, принтеры обычные, тепловизоры, бинокли ну короче все что нужно. Просьбы не заканчиваются.

Но я всегда говорю, что в Украине есть две армии – регулярная и волонтеры. Ни одна, ни другая без друг друга не выжила бы.

 Скажите кто в вашей волонтерской команде еще находится кроме Вас?

Соломия Бобровская, Миша Лев, Тарас Бойко, Рома Бодиашвед, Владислав Плачинда – это ребята, которые одесская команда, которые также не пошли в политику.

Это команда из ОГА?

Да. Они меня очень активно поддерживали, когда были мои суды. Мы потом создали гражданскую организацию, придумывали разные инициативы. Соломия занимается по гендерной политике, ребята по антикоррупционным судам и юридической практике. Есть в Киеве офис, где этим всем они занимаются.

Я уже говорил о том, что офисная работа мне не сильно интересна, поэтому я уехал в АТО, но это не говорит о том, что мы не одна команда. Наша команда существует больше на ценностях чем на проектах.

Расскажите о Ваших планах на будущее и чем хотите заниматься в ближайшие 5 лет?

Я хотел призваться и подписать контракт с ЗСУ. Я хочу оставить свой кирпич в строительстве нового демократичного государства Украина. Я хочу попробовать самому пойти туда послужить. Я обратился в конкретную военную часть это 59 бригада 10-й батальон, и попросил их подписать контракт, на что получил категорический ответ «Нет». Потому что, если я его подпишу ты здесь застрянешь, а как волонтер ты можешь поехать решить многие вопросы. Я его всё-таки убедил, и он мне дал направление, я пошел в военкомат прошел все процедуры, поговорил с ребятами, планировал подписать контракт на полгода. Но оказывается легче закосить от армии чем пойти туда служить. Там бюрократия конкретная, я об этом не знал. Я знал, что есть закон о том, что иностранные граждане могут пойти служить на контрактной основе по собственному желанию.

С моим другом подписали контракт краткосрочный на полгода, а мне отказали и сказали, что только на полгода. Есть аргумент, не понятный для меня, типо я раньше не был в АТО. В какой батальон я только не ездил, все достают указ президента от января месяца о том, что от 3-х до 5-и лет. А на три года подписать контракт я не готов.

Если что-то поменяется и меня дадут разрешение на полгода я готов пойти послужить, а если нет, то пока собираюсь заниматься волонтерством.

Расскажите почему до сих пор не может разрешиться Ваше дело в суде?

В принципе сейчас уже ничего не происходит. Если говорить очень коротко и на понятном языке, процессуально, с конца мая месяца уголовное дело «призупинено» и никакие действия не происходит.

В моих интересах было чтобы дело передали в суд и две стороны встретились в суде. Но за полтора года ничего не изменилось. Это такая себе классика, когда есть политические заказ.

Возбуждено отдельных 6 уголовных производств, в конечном итоге они объединены в одно, то есть они возбуждены не в отношении меня, а по факту в апреле 2016 года. Они год расследовали, а после только объединили и притянули меня за уши. Я не знаю, что там происходит потому что адвокатов к делу не допускают, говорят, что есть 30 томов всего, но только к 6 томам допустили адвокатов.

Следствие «призупинено», почему это делается? Потому что есть определённые сроки следствия, если вы в эти сроки не уместились, будьте добры закрывайте дело, и для того чтобы сроки не сгорели они это сделали. Но это не в моих интересах, оно может быть приостановлено ещё лет 10.

Я пошел в Печерский суд и подал жалобу о том, что прокуратура приостановила следствия, у меня есть подозрение о том, что они специально это делают. Суд принял мою «скаргу» мы идём на заседание, приходит прокурор и говорит, что оснований для рассмотрения жалобы нет, потому что мы вчера возобновили следствие. Судья конечно сказал, что нет предмета для рассмотрения дела. А на следующий день они снова приостановили. Они просто издеваются и кайфуют, это же система.

А вы не собираетесь обращаться в Гаагский суд по правам человека?

Самый важный вопрос. На самом деле у меня изначально было 5 толковых адвокатов, и они в голос почему я должен обратиться в международный суд. Они настолько испоганили мою репутацию. Раньше были новости, Генеральный консул поехал туда сделал то, а сейчас на первый среди уголовников, миллионы, миллиарды. Это огромное пятно на моей репутации, и это останется со мной навеки. Я понимаю, что от моей жалобы пострадает не прокурор и не генерал, а Украина. Я же буду судится с Украиной, выиграю и получу от государства компенсацию. Я не хочу из-за этих дегенератов страдала репутация страны, которую я реально люблю.

Парадокс в том, что сначала цифра была 20 миллионов, потом 17, потом 14, а по уголовному делу, в котором сумма 792 тысячи гривен, и эта же сумма является моим залогом. Так я задаю вопрос: Где 20 миллионов? Дипломаты не платят налоги – это Венская конвенция. Я 9 лет дипломат, за эти года я поменял около девяти машин на Генеральное консульство.

В Грузии если дипломат заселяется в гостиницу ему автоматически снимается НДС, то есть он не платит налог, а в Украине отсталая система.

Я говорю, это было в 2012 году, мне ДФС (ред.: Державна фіскальна служба) отдала деньги, где вы были тогда, в 2013, 2014, 2015, а в 2016 вы обо мне вспомнили, когда я вошел в команду Саакашвили, поэтому мне все понятно.

Что Вы думаете по поводу взглядов и амбиций Саакашвили касательно Украины?

Я этому человеку очень симпатизирую, я горд что когда-то работал с ним бок о бок. Сегодня в его оппозиционных движениях меня нет с ним в команде, потому что я не занимаюсь политикой. Я ему желаю успехах в его политических амбициях, я считаю, что он добьется своей цели. На грузинском примере он показал, что в критическое время он может управлять страной. Спасти больного пациента это чудо, вытащить компанию из банкротства это круто, а вытащить страну из задницы это чудо, и Саакашвили это сделал!

Поэтому если он не будет допускать ошибок, которые были допущены в Грузии, у него здесь какое-то будущее есть.

Будущее как политика?

Безусловно. Я имею в виду его команду в политической сфере.

Встречались или может созванивались с Михаилом после того как он вернулся в Украину?

Нет. Уже где-то полгода у нас не было никаких коммуникаций. Я знаю, что он будет в Одессе.

Как думаете, с какой целью он вернулся? На данный момент он человек без документов и всё же Вы говорите, что у него есть политическое будущее.

Я говорю о команде. Он может консолидировать вокруг себя людей. Я думаю, что сама идея и начинания имеют перспективу, если идти правильным направлением. Но на сегодняшний день он знает, что делает, и это видно.

Почему он приехал? А как иначе? Мое мнение по поводу лишения гражданства – это неправильно. Это была крайняя мера. Для меня лично это было уму непостижимо. Как так можно было сделать? Тем более после того как он получил гражданство Украины, он лишился гражданства Грузии. И что ему делать? Испарится в воздухе? Это было юридически неправильно. По политическом мотивам его лишили гражданства, и в этом кроме политики нет ничего. Он принял политический и вызов и таким же образом и отвечает.

Если бы он со стороны Польши штурмовал границу это одно, но он же этого не делал, он стоял ждал. С украинской стороны прошли люди, взяли его перетащили.

Он вернулся туда где он живет, поэтому у меня вопросов вообще не возникает. Я стараюсь быть максимально объективным в этой ситуации. Если представители государства нашли какие-то нарушения это было бы совсем другое дело. А так пусть защищает свои права. Лишение гражданства, и отнятие у него паспорта не является основанием не пропускать его на границе.

И последний вопрос. Есть ли у Вас желание призвать людей к чему-либо?

Тут нужно было запастись попкорном (ред.: смеется). Я шучу. Я воздерживаюсь от каких-либо политических лозунгов, потому что это не мое. Я могу призвать только к одному. Я вижу разрозненности в обществе. Одни сильно радикально левые, а вторые сильно радикально правые. Одни говорят «спілкуйся зі мною тільки українською мовою», другие кажуть «я не можу». Мне кажется, что таким шовинистическим подходом мы рушим страну изнутри. Поэтому я бы призвал людей к более холодному разуму и консолидации вокруг общей национальной идеи.

Самое основное к чему я бы призывал украинцев не голосовать за негодяев, мы выбираем одних и тех же людей по кругу 26 лет.

Как понять кто негодяи?

Может я не совсем корректно выразился. Если мы посмотрим украинский истеблишмент последние 25 лет новых лиц мы не найдем.

Я понимаю, что где-то играет роль политическая необразованность людей, это болезненный процесс, но нужно учится на собственных ошибках. Пора проснуться, и увидеть насколько организм Украины болеет и каждая клетка заражена метастазами, что просто нельзя промахиваться. Если мы упадем туда откуда поднимаемся будете еще больнее. Срочным образом, как организм целый, Украину нужно оперировать. Когда у человека заражен орган, организм лечат целостно.

Хотите брать гречку? Берите! Только голосуйте по совести.

Беседовала с Тимуром Нишнианидзе Анна Топчиу

Рекомендуемые Записи

Комментарии к публикации